Верховный суд защитил новеллы третейской реформы

Две коммерческие фирмы, которые хотели зарегистрировать свои третейские суды по новым правилам, усомнились в беспристрастности членов Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте. Именно этот орган теперь предварительно одобряет выдачу разрешений таким судам. Заявители оспорили порядок формирования Совета, ссылаясь на нарушения принципов независимости при его формировании. 

Третейский суд по новым правилам

C сентября 2016 года вступили в силу поправки в закон «Об арбитраже», который ввел разрешительный порядок создания третейских судов. До этого они могли создаваться фактически при любом юридическом лице. Теперь же такие суды функционируют лишь при НКО, которая имеет право на осуществление полномочий «постоянно действующего арбитражного учреждения». Такое право будет предоставлять правительство – на основе рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте (см. «Сформирован совет по третейским судам при Минюсте«).

В состав этого органа входит 37 человек из числа представителей органов госвласти, общероссийских объединений предпринимателей, торгово-промышленных палат, а также представители юридического, научного и предпринимательского сообщества. По закону госслужащие не могут составлять более одной трети от всех членов Совета. На сегодняшний день функции постоянно действующего арбитражного учреждения могут осуществлять только Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП, Морская арбитражная комиссия при ТПП, Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей и Арбитражный центр при Институте современного арбитража.

Сомнения в независимости

Компании «Адентум плюс» и «Расчетно-Кассовый Центр третейского суда в Москве» тоже хотели зарегистрировать собственные третейские суды по новым правилам, однако усомнились в независимости Совета по совершенствованию третейского разбирательства. «Мы пришли к выводу, что он противоречит принципам справедливости и конкуренции», – указано в заявлении, которое представители «Адентум плюс» в начале этого года адресовали Владимиру Путину, Дмитрию Медведеву, начальнику главного правового управления президента РФ Ларисе Брычевой и министру юстиции Александру Коновалову.

В частности, в состав Совета не могут входить уполномоченные лица третейских судов. По мнению компании, такой запрет оказался нарушен, когда Минюст включил в этот орган трех членов президиума АНО «Институт современного арбитража»: юристов Романа Бевзенко и Алену Кучер, а также президента ФПА Юрия Пилипенко.

Чтобы устранить перечисленные недостатки, фирмы обжаловали в Верховный суд положения «О порядке создания и деятельности Совета по совершенствованию третейского разбирательства», которые и регулируют состав этого органа. На заседании в ВС представитель административных истцов судья Арбитражного третейского суда Москвы Владимир Кривошеев заявил, что началу всех проблем положил новый закон о Третейских судах, принятый в 2015 году. По его словам, этот акт перевернул с ног на голову поручение Президента о развитии и совершенствовании обсуждаемого института. Истец настаивал, что нововведения фактически уничтожили третейское разбирательство в России: «Новый ФЗ противоречит российскому и международному законодательству, а также создает коррумпированную систему».

Опасные новации

Кривошеев объяснил, что Совет в нынешнем виде представляет интересы трех зарегистрированных по новым правилам третейских судов: «За почти год существования нововведений из более чем 2000 третейских судов разрешения получили всего 3 суда. И представители именно этих судов входят в состав Совета». Заявитель подчеркнул, что Совет имеет широкий ряд полномочий, в том числе запретительного характера: «Ни одно общественное формирование в России не имеет такую силу». 

– Как конкретно затрагиваются права истцов спорными нормами? – поинтересовался председательствующий судья Юрий Иваненко.  

– Заявители, когда стали готовить документы на создание НКО под дальнейшее учреждение суда, сразу столкнулись с нормами, через которые пройти невозможно. Мы поняли, что Совет однозначно не даст зарегистрировать нам суд, – пояснил Кривошеев.  

Представитель Минюста Татьяна Гороховская отметила, что за переходный период (последний год) они получили не более 50 заявлений на учреждение третейских судов. Кроме того, ответчик подчеркнул, что в рассматриваемом деле права истца не нарушены. Заявители являются коммерческими организациями, а они создаются только при НКО, подчеркнула Гороховская. Прокурор тоже поддержала позицию ответчика.

Иваненко, выслушав все доводы сторон, удалился в совещательную комнату и спустя несколько минут огласил решение: в удовлетворении иска отказать.

Эксперты «Право.ru»: «Нарушений в спорном случае нет»

Максим Кульков*, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнёры», поясняет, что круг видных специалистов в области третейского разбирательства очень узок: «Почти все они представлены в списках арбитров тех или иных арбитражных центров, а многие – сразу в нескольких списках арбитров или в органах управления некоммерческих организаций, при которых учреждены третейские суды». Если применить предлагаемый «Адентум Плюс» жесткий подход по проверке наличия конфликта интересов, то непонятно тогда, кого включать в Совет, подчеркивает эксперт. По его словам, беспристрастность Совета гарантируется наличием представителей в этом органе разных организаций, что создает плюрализм мнений. Александр Ермоленко, партнер «ФБК-Право«, считает, что в спорном случае поднимается важная проблема закрытости, кастовости. Но при этом нужно анализировать не гипотетические возможности, а реальные нарушения или угрозы независимости членов Совета, подчеркивает юрист.

Дело в том, что профессиональные сообщества так устроены: авторитетные специалисты, их обычно не так много, занимают целый ряд общественных и официальных должностей, которые могут порождать конфликт интересов, поясняет Ермоленко: «Поэтому имеет смысл предъявлять претензии максимально конкретные, если нарушения действительно были допущены». Сам факт, что Совет состоит из третейских судей и представителей трех третейских судов не свидетельствует о его предвзятости, нарушении принципов независимости и беспристрастности, соглашается с коллегой Председатель КА «Каневский, Чургулия и партнеры», арбитр (третейский судья) Герман Каневский. Он сам считает, что стоило бы уменьшить количество госслужащих в этом органе, которых сейчас – 7. Кроме того, закон предусматривает, что отказ в выдаче разрешения третейский суд может обжаловать (ч. 10 ст. 44 Закона об арбитраже). Это тоже гарантия обеспечения принципов независимости, добавил Каневский.

Не видит нарушений в формировании Совета и Максим Степанчук, партнер КА «Делькредере», а партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов и вовсе говорит, что оспариваемый порядок устанавливает хороший фильтр для формирования качественного и независимого Совета. А возможные нарушения, которые допущены при утверждении конкретных кандидатур – это вопрос исследования каждого отдельного случая, никак не влияющего на верность подхода, закрепленного в приказе, отмечает эксперт.

* Постоянный арбитр Международного арбитражного центра Сингапура (SIAC), Международного третейского суда Торгово-промышленной палаты Республики Кыргызстан, Арбитражного центра при Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП), Российской арбитражной ассоциации (РАА). Выступал в качестве арбитра Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты (SCC).

Статья на pravo.ru